hostgator domain coupon

Т. И. Ганиева,

доктор юридических наук, профессор,

консультант НИСИ КР

 

На прошедших юридических форумах –в Санкт-Петербурге и в Бишкеке активно обсуждались вопросы применения и правового регулирования криптовалют, так как в последние несколько лет в мире наблюдается взрывной рост бизнеса, основанного на технологии блокчейн, производящего разного рода криптографические единицы, к которым криптовалюты и относятся. 

Актуален данный вопрос и для стран-государств, входящих в состав Евразийского Экономического Союза ЕАЭС – России, Казахстана, Белоруссии, Армении и Кыргызстана.

В деловом сообществе бытуют различные точки зрения: от мнения, что вся деятельность в этой сфере находится за пределами права, до позиции, что необходимо отдельно регулировать каждый ее аспект. 

Кыргызстан хочет занять свое место в мировом инновационном процессе. Приверженность страны инновационным технологиям подтверждается развитием амбициозного проекта "Таза Коом", предусматривающего в том числе развитие интернет-технологий. Определенная часть технологических инноваций, применяемых в государственном управлении и коммерции, будет с высокой вероятностью включать блокчейн-технологии [7]. 

Исходя из этого, сейчас актуально определить, как деятельность в сфере блокчейн соотносится с кыргызским законодательством, и предоставить участникам рынка юридический ориентир для того, чтобы они могли свободно развивать инновации в этой сфере, не опасаясь правовой неопределенности.  

Но прежде необходимо сказать несколько слов о революционности этой технологии, которая в корне меняет мир. Технология  блокчейн представляет собой основанную на криптографии технологию (блокчейн - цепочка блоков), используемая в сети интернет, позволяющая хранить информацию о проведенных операциях распределённо и без возможности отменить запись об уже выполненных операциях. Информация хранится как последовательность блоков, где каждый последующий блок хранит ссылку на предыдущий блок. Технология предполагает хранение копий информации на множестве компьютеров одновременно.

Технология была разработана в 1991 г. Стюартом Хабером и Скоттом Сторнетта, впервые была применена в октябре 2008 г. для реализации системы “Биткоин”. 

Прямым следствием появления этой технологии является возможность не только создавать в сети интернет защищенные шифрованием реестры записей, но и использовать эти записи в качестве условных ценностей, обмениваться ими, использовать их как средство оплаты, а также создавать на их основе автоматически исполняемые контракты. 

Первой такой условной единицей, основанной на технологии блокчейн, стал "биткоин". В настоящее время существуют десятки тысяч таких криптографических единиц, часть которых используется для расчетов (так называемые "криптовалюты"), а другие созданы для предоставления их владельцам определенных инвестиционных прав или возможностей пользоваться товарами или услугами (так называемые "криптотокены"). 

Ряд описанных криптографических единиц стал в последние годы популярным объектом инвестирования в расчете прежде всего на то, что эти единицы можно будет впоследствии продать по более высокой цене. Некоторые криптографические единицы (прежде всего биткоин и эфир сети Ethereum) стали популярным средством оплаты самых разных товаров и сервисов в сети интернет и за ее пределами [6].

Все известные криптографические единицы получили собирательное название криптовалюта.

Криптовалюта – это вид цифровой валюты, основанный на криптографических методах защиты. Другими словами, сохранение анонимности автора и пользователей данного изобретения [10, с.3].

Некоторые исследователи предлагают именовать все многообразие созданных на основе технологии блокчейн криптографических учетных единиц "блокчейн-активами"[6]. С чем мы также согласны, так как это определение технологически нейтрально и отражает то, что такие единицы имеют (или считаются имеющими) определенную ценность.

Как же обстоит ситуация с применением и правовым регулированием криптовалют  в мире. Согласно данным еженедельной газеты «ЭКОНОМИКА – Агентство деловой информации» от 6 июня 2018 г., три года назад сложно было представить, что криптовалюты могут кого-то серьезно интересовать, кроме программистов-энтузиастов и любителей делать бесконтрольные покупки в интернете. Так было, пока блокчейн-проектами не заинтересовался большой бизнес. Крупнейшие корпорации разглядели в этой технологии способность кардинально изменить всю мировую систему финансовых услуг и бросились в нее инвестировать миллиарды долларов.

Вслед за ними правительства по всему миру стали друг с другом соревноваться в том, кто создаст для разработчиков блокчейн-проектов наилучшие условия. Если раньше отношение ко всему, что связано с криптовалютами, было в основном настороженно, то сейчас государственные регуляторы скорее боятся спугнуть блокчейн-бизнес, в связи с встает о его правовом регулировании.

За последний год криптовалюты признаны законным платежным средством в следующих странах: Япония, Германия, Великобритания, Швейцария, Мальта, Швеция, Люксембург, Белоруссия. Этот список постоянно растет. В ряде других стран они официально признаны «имуществом» (товаром, инвестиционным или финансовым активом): в США, Канаде, Австралии, Израиле, Испании, Польше, Норвегии, Финляндии, Сингапуре, Хорватии, Чехии, Южной Африке, Южной Корее, ОАЭ, Украине, и даже в России (закон пока принят в первом чтении) [5].

Среди постсоветских стран Узбекистан, Белоруссия и Эстония стремятся получить статус регионального лидера в данной сфере, Грузия стала центром крипто-майнинга (для майнинга выделено 85 мВт), а Армения в феврале запустила законопроект о льготах для деятельности по майнингу до 2023 года — открыто ссылаясь на конкуренцию со стороны Грузии. В России крипто-майнинговый бизнес собираются открыть в Красноярском крае, с инвестициями примерно в 3 млрд рублей.

С учётом того, насколько активно Республика Беларусь развивает у себя цифровую экономику, не случайно, что с конца 2017 года она стала и первой в мире страной, где было введено правовое регулирование бизнесов на основе технологии блокчейн. Этот очень серьёзный и большой шаг в развитии электронной коммерции был сделан благодаря подписанию президентом Республики Беларусь Декрета № 8 «О развитии цифровой экономики». Фактически этим нормативно-правовым документом обеспечивается внедрение в белорусскую экономику технологии блокчейн, токенов и криптовалют. Причём главная особенность декрета в том, что он не предполагает ограничений и каких-либо особых требований к операциям с криптовалютами, а также деятельности операторов криптоплатформ. А сам майнинг и любые другие операции с токенами, которые осуществляют физические лица, не считаются предпринимательской деятельностью, а токены не подлежат декларированию.

Какой интерес всё это может представлять для стран Евразийского экономического пространства? Да самый что ни на есть прямой! Дело в том, что на территории ЕАЭС не существует единого подхода к нормативно-правовому регулированию использования криптовалют, майнинга, блокчейна. Каждая страна трактует это по-своему. И поэтому опыт использования «цифрового декрета» в Беларуси позволит не только выявить все достоинства и недостатки юридического регулирования бизнесов на основе технологии блокчейн, но и предоставит возможность другим странам ЕАЭС выработать единые подходы и требования к функционированию крипторынка.

 На евразийском экономическом пространстве вопросы применения и регулирования криптовалют обсуждались в рамках «цифровой повестки ЕАЭС» не однократно. Министр ЕЭК Карине Минасян отметила: «Цифровой рынок по определению глобален... Мы предлагаем сразу формировать регуляторную базу на пять стран для того, чтобы потом не пришлось снимать барьеры, очевидно, что так эффективней» [4]. Очевидно, что следует согласиться с этим высказыванием и необходимо в рамках ЕАЭС начать работу по выпуску единой криптовалюты.

В частности о необходимости синхронизации мероприятий в рамках программы цифровой трансформации Кыргызстана «Таза коом» и мероприятий цифровой повестки Евразийского экономического союза (ЕАЭС) до 2025 года было отмечено Карине Минасян также в Бишкеке в рамках Международной конференции «Цифровое общество «Таза коом»: Перспективы для электронного правительства, электронного здравоохранения и электронного образования в Кыргызской Республике» еще в декабре 2017 года [8].

Участники конференции «Цифровое общество «Таза коом» пришли к общему мнению, что на пути становления цифрового государства в Кыргызстане необходимо создать единое информационное пространство, комплексно и единообразно охватить все ветви государственной власти: исполнительную, законодательную и судебную; активнее внедрять принципы и подходы электронной демократии, обеспечив участие граждан и бизнес-структур в процессах принятия решений через онлайн-инструменты. Нужно развивать цифровую экономику, внедрять инновации и расширять потенциал цифровых знаний и компетенций на всех уровнях.

Касаемо становления цифрового государства, то  законодательство Кыргызской Республики не препятствует осуществлению проектов на основе технологии блокчейн и операций с блокчейн-активами. Эта деятельность в Республике должна осуществляться с соблюдением налогового права, законодательства о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, законодательства о защите прав потребителей и инвесторов, а также прочих нормативных актов, применимых к традиционной коммерции. 

Уникальность кыргызского законодательства в настоящий момент позволяет активно развивать на базе кыргызской юрисдикции блокчейн-проекты в международном масштабе. Именно Кыргызстан может сейчас, без необходимости специальных законодательных реформ, удовлетворить спрос международных инвесторов на работу с блокчейн-активами в законном, регулируемом правовом пространстве [6].  

Что касается формирования законодательной среды при применении  новых финансовых технологий в России также ясно, что оно должно служить целям защиты прав бизнеса и населения, использующих или планирующих использовать в своей деятельности криптовалюту. Но выстраивание данного правового поля должно происходить с соблюдением национальных интересов РФ. С одной стороны, новые финансовые технологии должны способствовать росту уровня национальной безопасности, а с другой – дать новые возможности национальным потребителям и товаропроизводителям, обеспечивая на основе новых финансовых технологий конкурентные преимущества на иностранных рынках [9].

В связи с вышеизложенным в России обозначились основные блоки правового регулирования.

1. Определить понятие криптовалюты, токена на законодательном уровне с учетом экономической сущности данного явления.

2. Сформировать правовое регулирование криптовалют путем выделения «базового экономического контура обмена», то есть обмена криптовалют на российские рубли и иностранную валюту.

3. Создать «регуляторную песочницу» в целях апробации новых финансовых технологий, а также для установления правил некоторых видов операций с криптотокенами и криптовалютой.

Следует отметить, что такие же блоки регулирования актуальны также и для других стран-участниц ЕАЭС, в том числе и Кыргызстана.

На актуальность и значимость правового урегулирования блокчейн-активов указал премьер-министрРоссии Дмитрий Медведев подчеркнув, что хотя рубль и останется единственным законным платежным средством, сделки в цифровой среде больше нельзя игнорировать. Поэтому, по его словам, в России приступили к разработке двух новых законов, которые в будущем помешают выводу активов в нерегулируемую цифровую среду.

«Нам нужно закрепить в гражданском законодательстве базовые положения и перевести их на язык права. Поэтому вместо распространенных сленговых выражений типа „криптовалюты“ и „токены“ законодатели разрабатывают более юридически строгие понятия „цифровых денег“ и „цифровых прав“ и некоторые другие» [3].  

Также Медведев добавил, что новое регулирование в этой сфере обеспечит судебную защиту от злоупотреблений в случае возникновения споров и закон поможет в борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем, и создаст основу для построения системы налогообложения таких объектов.

А регуляторная роль государства будет в любом случае выражаться в сборе налогов, лицензировании профессионального инвестиционного посредничества с криптоактивами (биржи, инвестиционные компании), а также в обычном финансовом контроле со стороны силовых органов.

 

Библиографический список

1. Ашимов Т.К.: В Кыргызстане рынок криптовалют еще не легализован, отсутствует законодательная база. http://kabar.kg/news/

2.   Дубянский А. Н.. Теории происхождения денег и крипnовалюты.Журнал «Деньги и кредит» №12 2017 с. 97 – 100.

  1. Медведев анонсировал закон о «цифровых деньгах». http://www.ntv.ru/-novosti/2018521/
  2. Министр ЕЭК Карине Минасян: Проекты в рамках цифровой повестки ЕАЭС должны стать прорывными. - Официальный сайт Евразийской экономической комиссии. http://www. eurasiancommission.org/ru/nae/-news/Pages/9-03-2017.aspx
  3. Может ли Кыргызстан заработать на всемирной блок-чейн революции. Еженедельная Газета «ЭКОНОМИКА — Агентство деловой информации». http://ru.ekk.kg/mozhet-li-kyirgyizstan-zarabotat-na-vsemirnoy-blokcheyn-revolyutsii/
  4. Правовые аспекты применения блокчейн-технологий в Кыргызстане. Доклад - 12.03.2018 г. Агентство развития международного финансового центра. http://kyrgyzbusiness.com/blockchain/
  5. Таза Коом» – общенациональная программа цифровой трансформации страны, которая пронизывает все сферы жизнедеятельности страны. www.gov.kg/wp-content/uploads/2017/08/40_rus.doc
  6. «ТАЗА КООМ» состыкована с цифровой повесткой ЕАЭС.

http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/12-12-2017-7.aspx

  1.  Шайдуллина В.К. Криптовалюта как новое экономическое явление. Вестник университета № 2, 2018. DOI 10.26425/1816-4277-2018-2-137-142
  2. Щербик Е. Е. Феномен криптовалют: опыт системного описания // Научно- методический электронный журнал «Концепт». – 2017. – № S1. – 0,6 п. л. – URL: http://e-koncept.ru/2017/470010.htm.  

 

 

 

Новости НИСИ

Экспертное мнение - Аналитика

Гостевые встречи

СМИ о нас

Статьи

Инфографика НИСИ

Наши партнёры

 

                                                  

     
 
Яндекс.Метрика