Меню

НИСИ КР формирует свой кадровый резерв. Подробнее по телефонам: 0312 97-95-95 или по электронной почте: office@nisi.kg

COVID-19: Система здравоохранения адекватно реагировала на ситуацию


На 2 июня в Кыргызстане  число официально зарегистрированных случаев заражения коронавирусом – 1845, выздоровели  - 1219, умерли — 17 человек. Фактически больными остаются 609 человек и за сутки число выявленных выросло на 11 человек или 0,77 процента, на обсервации по Кыргызстану находятся 2404 человека. Таким образом, на 2 июня из всех зарегистрированных больных 66,07 процента вылечились от коронавируса.

Внешне вроде ситуация стабилизировалась,  по республике отменены комендантские часы,  идет процесс  поэтапного восстановления деятельности учреждений, организаций и предприятий, торговых центров,  но в целом по стране еще сохранен режим Чрезвычайной ситуации.

Вместе с тем, общая тревога в обществе и реальная опасность повторной волны эпидемии COVID-19 сохраняются, ибо в соседних странах (Казахстан, Узбекистан и Таджикистан), а также в России, с которыми у нас достаточно тесные взаимоотношения, ситуация все еще остается острой. К тому же и в соседнем Китае наблюдаются случаи повторных заражений.  Дополнительные риски появляются и с возрастающим потоком наших соотечественников из зарубежных стран. На сегодня, как заявлено в прессе, в Кыргызстан хотят вернуться более 6 тыс. человек.

Поэтому внимание общества еще и еще раз приковывается к Министерству здравоохранения, к мерам, которые ими были предприняты до возникновения Чрезвычайной ситуации, во время эпидемии, а также к мерам, которые планируются предпринимать в дальнейшем. 

Очень много вопросов вызвал случай появления первых очагов коронавируса у нас в связи с массовым возвращением паломников из Саудовской Аравии. Как известно, в марте паломники вернулись тремя рейсами: Шарджа-Бишкек от 8 марта т.г. с 109 паломниками, Шарджа-Бишкек от 12 марта т.г. с 144 паломниками и Джидда-Ош от 13 марта с 282 паломниками, всего 535 паломников, которые и оказались первыми источниками распространения вируса у нас в стране.

Люди задаются вопросом – возможно ли было предотвратить это, можно ли было запретить выезд паломников еще в середине февраля, или же разработать более эффективные превентивные меры для встречи паломников и проведения необходимых карантинных мероприятий?

На вопрос о возможном запрете выезда наших граждан в Мекку отвечу сразу – Оснований для жесткого решения как «запрет на выезд» не было, а также нарушений условий выезда и пребывания паломников в Саудовской Аравии не было, ибо Саудовская Аравия перестала выдавать визы только 27 февраля, к этому времени  наши паломники уже находились  там. 

Чтобы прояснить ситуацию в целом мною был проведен анализ действий Министерства здравоохранения Кыргызской Республики в сопоставлении с процессом осложнения ситуации в других странах и внутри нашей республики.

Общественность видела, что с момента объявления Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ) о возможности пандемии COVID-19 в мировом масштабе данный вопрос был под пристальным вниманием Президента С. Жээнбекова. Так под его личным руководством с 27 января по 31 марта 2020 года было проведено пять заседаний Совета Безопасности КР, на которых были приняты решения, направленные на недопущение проникновения коронавирусной инфекции на территорию республики, были даны соответствующие рекомендации Правительству и Министерству здравоохранения.  В частности, на первом же заседании Совета Безопасности от 27 января 2020 года республиканскому штабу и Министерству здравоохранения было рекомендовано до 30 января 2020 года разработать детализированный план действий по предотвращению распространения нового коронавируса на территории Кыргызской Республики, в том числе прибывающих из КНР и стран, где зафиксированы случаи заражения, а также предусматривающий безотлагательные меры при выявлении случаев заражения новым коронавирусом на территории КР.

В соответствии с решением Совета Безопасности, Правительством был образован Республиканский Штаб во главе с Вице-Премьер-министром. В свою очередь Министерством здравоохранения был издан Приказ № 54 от 31 января 2020 года «О готовности на случай осложнения эпидемиологической ситуации», которым расписал необходимые меры подготовки, но с акцентом внимания на опасность со стороны Китайской Народной Республики (это нужно особо подчеркнуть). В последующем, если точнее 29 февраля т.г. Приказом Министерства здравоохранения были введены временные ограничения для въезда в Кыргызстан граждан из КНР, Ирана, Южной Кореи, Японии и Италии. Если посмотреть на данные распространения вируса, то на это число действительно в указанных странах наблюдалась вспышка эпидемии COVID-19. В целом страны мира, где выявлены случаи заболевания, были разделены на 3 категории, и по отношению каждой категории стран были утверждены алгоритмы действий. К тому же, по мере расширения пандемии по странам мира вносились изменения, дополнялись списки стран по категориям и уточнялись регламенты (см. приказы по Минздраву  №126 от 2.03.2020 г., № 52 от 31.01.2020г., №150 от 13.03.2020 г. и № 126 от 02.03.2020 г.).

И, в конечном итоге, Министром здравоохранения был подписан Приказ №156 от 17.03.20 г. “О введении новой редакции приказа МЗКР №52 от 31.01.2020  по исполнению Распоряжения Правительства от 29 января №30,  протокольного поручения №1 от 29 января 2020 г. заседания Республиканского штаба по предупреждению завоза и недопущению  дальнейшего распространения коронавирусной инфекции на территорию Кыргызской Республики», в соответствии с которым были утверждены:

- Новый состав оперативного штаба, секретариата, рабочих групп с их функциями;

- Алгоритм действий для предупреждения ввоза и распространения COVID-19 через пункты пропуска государственной границы Кыргызской Республики (санитарно-контрольные посты, временные медицинские пункты);

- Инструкция по мерам предупреждения завоза и распространения коронавирусной инфекции COVID-19 в страну;

- Временная инструкция по отбору клинического материала на коронавирусную инфекцию, рекомендованное ВОЗ;

- Временная анкета о подтвержденных и вероятных случаях инфицирования новым коронавирусом и контактных лиц;

- Алгоритм клинико-диагностических мероприятий и действий медработников при обращении прибывших иностранных граждан и граждан КР, включая транзитом из стран, где зарегистрированы случаи коронавирусной инфекции COVID-19;

- Перечень организаций временного содержания для обсервации лиц без клинического проявления;

- Количество инфекционных коек по республике на случай выявления коронавирусной инфекции COVID-19;

- Перечень эпидемиологически неблагополучных стран по коронавирусной инфекции COVID-19;

- Алгоритм действий лиц, находящихся на самообращении и самоизоляции;

- Стандартные операционные процедуры (СОП) для сотрудников стационарных санитарно-контрольных пунктов (СКП) в аэропорту «Манас»;

- Алгоритм действий сотрудников СКП в аэропорту «Манас»;

- Анкета прибывающего пассажира в Кыргызскую Республику.

Анализ намеченных мер и разработанных алгоритмов действий показывает, что все было адекватно возникающим угрозам. Тем не менее, произошла вспышка инфекции в Ошской и Джалал-Абадской областях, появился очаг и в г. Бишкек. Так в чем же причина? Где и на каком уровне произошел сбой? Почему не в полной мере сработал алгоритм, утвержденный Минздравом и, казалось бы проработанный во всех деталях?

Первый ответ прозвучал на заседании Совета Безопасности от 31 марта 2020 года. Главная причина – это сбои в исполнительской дисциплине. Руководитель Республиканского Штаба – Вице-Премьер-Министр А. Омурбекова и Министр К.Чолпонбаев не уделили должного внимания к организации деятельности специализированных лабораторий, не смогли запустить их в полную мощь, в том числе мобильных, не обеспечили необходимым запасом тест-систем, реагентами и расходными материалами к ним. Кроме того, захромала организация исполнения принятых решений на местах, решения Штаба до местных органов власти доводились с опозданием, не был налажен контроль исполнения. По этой причине лица, прибывающие из-за границы, которые были заражены коронавирусной инфекцией, не были своевременно выявлены и изолированы в местах обсервации. Выводы были сделаны достаточно строгие – оба лишились должностей.

Следующим фактором можно обозначить низкий уровень правосознания и личной ответственности граждан, можно даже сказать – высокий уровень безответственности. С 3 по 14 марта страны, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты, откуда прилетели паломники, входили в третью группу стран по определению Минздрава, а Турция еще не был включен в зону риска. Поэтому для прибывающих паломников обсервация не предусматривалась, им рекомендовали режим самоизоляции в условиях домашнего карантина и быть на постоянной связи с пунктами первичной медицинской помощи. Но, на практике все оказалось в точности наоборот, условия домашнего карантина не соблюдались, а некоторые даже умудрились устроить празднование по случаю прибытия из священного места с приглашением большого количества гостей. В результате мы получили вспышку инфекции в южных областях.

Главный урок, который мы должны для себя вынести - быть законопослушным и ставить во главу угла своего существования не только и не столько свои личные интересы, а ответственность перед близкими, соседями, согражданами, всей страной. К огромному сожалению, приходится констатировать, что подобного чувства ответственности мы не сумели воспитать у значительной части населения нашей страны…

Рано или поздно карантин закончится, вирус мы победим. Но изменимся ли мы внутренне, сумеем ли перевоспитать и перевоспитаться…

Третьим фактором можно назвать массовое распространение дезинформации и фейковых видео-роликов, внушающих обществу совершенно ложные представление о COVID-19, буквально отрицающие существование коронавируса и возможности массового заражения. Этот фактор также сыграл злую шутку, люди скептически относились к предупреждениям и принимаемым Правительством мерам, продолжали свободно передвигаться и общаться, в результате количество контактных возросло во много раз.

Четвертым фактором, который обусловил массовое заражение медицинского персонала, можно назвать отсутствие навыков работы в условиях массовой вирусной эпидемии (причем с вирусом совершенно новой природы) у медицинского персонала в целом, их неумение пользоваться средствами индивидуальной защиты. Не берусь судить, но возможно и были случаи пренебрежения элементарными мерами безопасности со стороны отдельных сотрудников. Общее количество медицинских работников с диагнозом COVID-19 составляет 364 случаяиз которых выписались из стационаров с выздоровлением 254 медицинских работников, летальный исход – 1.

И, конечно же, нужно сказать о неготовности системы государственного управления в целом к угрозам массовых вирусных эпидемий, отсутствие навыков организации гражданской защиты, как в центральных органов власти, так и на местах. Полагаю, что данная тема должна изучаться отдельно с принятием кардинальных мер по воссоздании системы Гражданской защиты, введении обязательных учений на случай массовых эпидемий, создании соответствующей инфраструктуры и подготовки средств индивидуальной защиты.

Все эти факторы вместе взятые  обусловили распространению COVID-19 практически во все регионы.

Если вернуться к действиям системы здравоохранения, то видим следующую картину. Количество контактных лиц с лабораторно подтвержденными больными COVID-19   на 1 июня было 7664 человек, а общее число контактных лиц с теми, у которых было подозрение на коронавирус превышает 10 тысяч человек. Вот с такой большой массой и столкнулась наша система здравоохранения, что случилось впервые в истории.

Анализ Алгоритма действий для предупреждения ввоза и распространения коронавируса через пункты пропуска государственной границы Кыргызской Республики (СКП, Временные медицинские пункты) (Приложение 2 к Приказу № 156) и Инструкции по мерам предупреждения завоза и распространения коронавирусной инфекции COVID-19 в КР (Приложение 3 к Приказу № 156), а также практическое их исполнение учреждениями здравоохранения за прошедший период показали, что  меры и алгоритмы действий, предпринимаемые Минздравом, были соразмерными складывающейся ситуации по другим странам мира.

В подтверждение данного вывода можно привести мнение Китайских и Польских медиков, которые побывали у нас в Кыргызстане в апреле месяце. Зарубежные специалисты посетили Департамент профилактики заболеваний и государственного санитарно-эпидемиологического надзора, где ознакомились с работой организации и поделились знаниями и опытом проведения лабораторной диагностики, выявления и изолирования близких контактов, Центр карантинных и особо опасных инфекций, где обсудили с местными экспертами меры профилактики коронавируса, противоэпидемические и дезинфекционные мероприятия. Специалисты рассказали об опыте Китая и Польши по борьбе с COVID-19 и ответили на вопросы кыргызстанских врачей. Китайские медработники были удивлены работой наших врачей и сказали, что отечественные специалисты делают все правильно. А Польские медики отметили, что все методики и тактика лечения больных коронавирусной инфекцией в Республиканской клинической инфекционной больнице, которые проводятся согласно национальному клиническому протоколу, правильные. Они также заметили, что и материально-техническое оснащение организовано на высоком уровне, имеется все необходимое оборудование для лечения больных.

Поэтому, в заключении хотелось бы сказать, что наша система здравоохранения адекватно реагировала на ситуацию и сделала все, чтобы эпидемия COVID-19 не приняла угрожающие масштабы по стране. Медицинские работники заслуживают всяческой поддержки, в том числе и моральной со стороны общества, ибо они оказались на передовой, как на войне и достойно сражаются с вирусом. 


 

Гульмира Сыдыкова

Научный сотрудник НИСИ КР